...и с тех пор у меня внутри начался самый страшный и странный зуд — я никак не мог почесать собственную душу.